Спасемся от вредных выбросов?

Прошло уже три недели с 18 марта, когда заместитель Министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации Ринат Гизатулин выступил в Государственной Думе с заявлением, что у прокуратуры есть все основания для приостановки деятельности Рязанской нефтеперерабатывающей компании.

Стало ли решение проблемы вредных выбросов ближе хотя бы на миллиметр? К сожалению, нет.

Уже на следующий день после выступления федерального чиновника рязанские власти зафиксировали в Турлатово превышение предельно допустимой концентрации сероводорода в 12,4-12,75 раз.

О своем намерении выйти из рабочей группы по вредным выбросам заявил ее председатель, депутат областной Думы Игорь Трубицын. Свое решение он объяснил тем, что результатов работы комиссии нет и собирается она не регулярно.

РНПК, которой стоило бы открыто и подробно рассказать о ходе работ по реконструкции своих очистных сооружений, вместо этого отчиталась о своих благотворительных проектах. Компания планирует выделить почти 9,6 млн. рублей на ЦПКиО, 60 млн. на реконструкцию дороги от Стенькино-1 до Ряжского шоссе, 850 тысяч Окскому биосферному заповеднику и т.д. Прекрасные начинания, но здоровье 100 тысяч жителей Дашково-Песочни, Турлатово и прилегающих районов все-таки важнее.

Одновременно в местных СМИ появляются экзотические теории о том, что причина запаха сероводорода в Дашково-Песочне — в гнилой канализации. Вероятно, это очередная попытка поднять дискуссию о том, виновата ли РНПК во вредных выбросах, однако вина компании уже неоднократно доказана в судах.

Замять тему все равно не удастся — на нее уже обратили внимание федеральные СМИ.